Сентябрь 2006 года. Из экстремальной практики за плечами несколько лет сноубординга и один прыжок с парашютом Д-6. Душа требует чего то большего… Друг подсовывает диск, включаю, видеоролик «Вятка 2004», железки… верёвки… мост …прыжок вниз, сердце ёкнуло, мурашки побежали по спине, глаза округлились, мысль в голове – «хочу так же»! Просмотрел ролик раз двадцать, узнал подвесную систему от парашюта на которой они прыгали.

Вопрос – где достать подвесную систему в деревне? …и верёвки? Верёвку дал друг, говорит, отец ей сено вязал, так что не порви, а то побьёт…

Обвязка…? Где же взять? Еду в машине, пристёгиваюсь ремнем безопасности… РЕМЕНЬ! ОБВЯЗКА! Выход найден, лечу домой, срезаю ремни с машины, беру иголку побольше и начинаю кропотливо шить обвязку, на это ушло пару недель. Пришлось покопаться в памяти, чтоб вспомнить как выглядит парашютная подвесная система… Пальцы исколоты и болят, но зависимость от адреналина движет мною.

ГОТОВО! В пакете нечто похожее на подвесную систему парашюта, на плече бухта потрепанных временем верёвок восемьсот лохматого года выпуска… Собрал друзей, пришли на мою работу (судоремонтные мастерские), я давно там присмотрел плавучий кран, дождались пока рабочие уйдут, развернули стрелу крана над водой, начали вязаться. Булинь… восьмерка… Неееет. Таких слов я раньше и не знал. Тридцать три бантика на сдвоенной верёвке, вот что связывало меня с краном.

Всё готово к безумию, я стою на стреле крана, ноги предательски дрожат, всего-то 9 метров… Сердце колотиться где-то в горле и мешает дышать. Не могу сделать шаг, решаю зависнуть на руках и отпуститься. Вцепляюсь в металлическую конструкцию, вишу, такое чувство что прошла вечность… Отпускаю одну руку, вторая намертво впилась в металл. Жду когда кончатся силы и я сорвусь, с каждой секундой пульс учащается и бьёт по вискам. Замерзшие пальцы начинают медленно скользить по холодному металлу, вцепляюсь в верёвку и лечу вниз, проношусь с диким криком над гладью воды и взлетаю вверх. Это было нечто. Эти секунды стоили гораздо больше чем всё потраченное на подготовку время – это факт!

После этого прыгнул мой друг и я ещё несколько раз, всё, я подсел на адреналин и мне это понравилось. Прошло полтора года с этого события, я уже крепко обосновался в НиНо. Купил себе нормальную доску и катался всю зиму, весной приобрел парашют и с друзьями летали на буксировке за машиной, но этого было мало! И я вспомнил про первый опыт в RJ. Пошел в магазин и купил обвязку и пару карабинов, на тот момент у меня уже было 200 метров верёвок, которые мы использовали как буксировочный трос для полётов на парашюте. Осталось найти объект для прыгов, выбор пал на заброшенное здание водозабора, что на Оке. Пытался найти компанию среди альпинистов, но увы, меня восприняли в штыки, хотя сами имели опыт в подобном деянии. Ну что ж, опять всё придётся делать самому… Приехали на место, там нас ждала Кира, единственный человечек из нижегородской альпинистской тусовки, кто заинтересовалась прыжками. Общаясь через Интернет, я понял, что это необычный и очень интересный человек, первая встреча с ней подтвердила мои догадки, в тот день у меня появился ещё один настоящий друг, и вместе с ней ещё много всего, но об этом позже…

Мой Первый прыг в Нижнем!

Ветхое здание, которому уже 138 лет, наполнено историей. Жара. Ползу по отвесной стене на крышу. Жар внутри и снаружи, пот в глаза. Масса усилий ради доли секунды полёта. Очень долго сооружал базу (База — конструкция из верёвок), сто раз проверил всё, и вот всё готово, я пристёгнут, стою на высоте, обратного пути нет, только вниз и коленки трясутся от понимания того, что сейчас будет… Ноги превратились в камень, и чувство самосохранения не позволяет сделать шаг, я решаю зависнуть на руках на металлическом уголке на высоте 9 метров (3 этажа) и начинаю передвигаться на руках чтобы натянуть верёвку. ВСЁ, точка старта достигнута, вишу на руках не могу разжать, пальцы намертво вцепились в металл. Зрение предательски пытается обмануть, говоря, что верёвки слишком длинные, и я влечу в этот бетонный пол покрытый плиткой завода ХарьковЪ. Смотрю вниз, пипец, зачем я сюда залез?

Чувствую пальцы начинают неметь и медленно разжимаются, ещё чуть и я срываюсь… и со свистом вниз… дикий рёв вырывается изнутри, сердце колотиться как сумасшедшее, пролетаю около пацанов и опять вверх… непередаваемые ощущения!

После меня прыгал Андрюха (я притащил его в мир экстрима словами «…хочешь на парашюте полетать»), а теперь затащил его чёрти знает куда, он сидит на ржавой балке и проклинает тот день, когда познакомился со мной… 40 минут и одна секунда полёта, дикий мат и рёв из его груди разорвал тишину старинного зала.

Следующий прыжок Киры, по её словам, самое страшное, это было подняться до экзита — «старый казанский вокзал… до точки «отрыва» дойти опасней и страшней, чем прыгнуть… через крышу по ржавым балкам… Лёшкина, крепко сжимающая ладонь… первый раз увиденный, но уже такой родной человечек, прыжок в этот пол… в его дыры и разбитую плитку…»

Далее, Серёга Дюпин, с которым мы познакомились на велотусовке и сразу скорешились. Его прыжок был быстрым, он не долго рассуждал, я позавидовал его решительности. Ему понравился данный способ получения адреналина, и Серёга начал прыгать по несколько раз за день… но потом, в одну секунду он не смог сделать этот шаг… Что с ним случилось, не понятно, мозг дал команду «СТОП». Несколько попыток подойти к краю, и никак… Ступор.

Воспоминание. Осенний вечер, ветер и холод, весь прыгательный день был посвящен съемкам фильма Вадима Молотова «Сильнее страха». Кадр с невестой, Аня Косолапова в её роли (в сшитом собственными руками свадебном платье специально для этого кадра…) стоит на краю, все попутные сцены уже отсняты, надо отснять только полёт. Но она не решается сделать шаг. Принято решение, вместо неё отснять Серёгу, тот переодевается в платье, все валяются по крыше в диком хохоте… Серёга встал на край и… НЕ ПРЫГНУЛ. Он не смог… Несколько попыток, результат тот же… Переодеваем в платье Киру, ну уж она то точно прыгнет. Серёга ходит по крыше, ругая себя, как так он и не смог… Я вижу его злость на самого себя. Выключаю камеру, беру его за плечи и начинаю трясти его как куклу со словами «Какого хрена? Ты же можешь… Ты же этого хочешь, не дай своему страху съесть себя, ты же сильнее страха…» Мои слова поставили его на место, он подбежал к краю, пристегнулся и улетел вниз… поднялся на 10-й этаж и молча снова пристегнулся и прыгнул. Он действительно преодолел себя!

После прыгов Кира пригласила нас на драму, в тот вечер они устраивали там фаершоу, так я познакомился с театром огня Горыныч. Там же я познакомился с Вадимом Молотовым, рассказал ему о наших прыгах, тот сильно заинтересовался и предложил поснимать. Так в нашей команде появился личный оператор, а в команде Вадима, в свою очередь, пара надёжных и в меру безумных людей, готовых на полёты над костром, безумные выкрутасы на верёвках и т.д.

В очередной раз, покупая снаряжение для прыгов, я обратил внимание на гидрокостюмы и серьёзно загорелся таким увлечением как подводная охота, менеджер по продажам Рустам предложил помереть костюмы, да и вообще, рассказал много интересного связанного с этим спортом. После нескольких часов выбора снаряжения для подводной охоты я все-таки вспомнил, зачем пришел… Изложил свои мысли Русту, тот сказал, что в НиНо есть человек, кто вроде тоже делает подобные прыги и предложил скинуть его контакты, а я в обмен на это пообещал вернуться за гидрокостюмом. Так круг моих друзей увеличился ещё на одного человека.

Воспоминания. Рустам, общительный и в меру безбашенный человек, в будущем помогал нам навешивать верёвки и часто подкидывал дельные советы и все уши прожужжал со своим серьёзным намерением заняться бейс джампингом. Далее, когда мы освоили 60–метровую трубу, Рустам совершил прыжок с неё на своём парашюте! Думаю в следующем сезоне мы совершим с ним прыжок в тандеме, только я на верёвках, а он на парашюте…

Вечером придя домой, я открыл контакт и увидел сообщение от Рустама, там была ссылка на Тимофея. Не долго думая, пишу сообщение Тимохе, с расспросом. Где? На чем? И как долго? После недолгой переписки, договариваемся о встрече, вместе со мной на встречу приходит и Вадим Молотов, там он снял кадры вошедшие в наш первый фильм «Сильнее страха».

Пообщавшись непосредственно на месте, мы с Тимом решили объединить наше снаряжение и взять высоту в 40 метров, до этого он организовывал прыжки с малого здания. Несколько дней, масса усилий, несколько погибших «Дядей Вань», и всё это в жестких погодных условиях осени… 14 октября (не смотря, что у меня день рождение) мы в очередной раз начинаем распутывать и навешивать верёвки. Скидываем «Дядю Ваню» (гиря 24 кг.), гиря уходит вниз… подхватывается верёвками, и с грохотом врезается в здание, мы подпрыгиваем. Здание гудит от удара, гиря возвращается и вновь удар… Молча расходимся по зданиям и начинаем перевязывать верёвки. Когда стемнело, мы в очередной раз ставим на экзит многострадальную и обшарпанную гирю. «Ну что, поехали?!» Гиря летит в темноту, подхватывается верёвками, возвращается минуя углы здания и продолжает раскачиваться на верёвках! Это была ПОБЕДА! А сейчас можно и отметить… моё день рождение, хотя каждый раз, когда поднимался тост, я выпивал именно за эту победу! Дожарив шашлык и убрав верёвки, решаем переместиться ко мне домой, продолжить там, добравшись до дома, я понял на сколько я сильно устал за этот день… Бесчисленное количество подъемов на 10 этаж с 24-килограммовым Дядей Ваней, измотали меня вконец. Я уснул, только прислонившись к подушке, тяжёлое утро и ломота во всех мышцах, да, эта победа далась нам тяжело… Наступило 18 октября, и вновь мы встречаемся на Зеленодольской, на этой, уже ставшей любимой крыше. База уже собрана с 14-го октября, осталось только закрепить концы. И вновь мы отправляем «Дядю Ваню» в пробный полёт, всё успешно! Тим снаряжается в первый полёт, по-моему он был так же спокоен как и сейчас, после целого года прыжков… Звучит фраза: «Ну я пошёл…»

Тим шагает вниз и летит в своей любимой позе мотоциклиста (ноги согнуты, руки перед грудью и только вместо руля в них верёвка), всё отлично, и только дикий вопль Тима говорит о том, что рывок не детский и малоприятен… Тим снаряжается во второй полёт, я ухожу на противоположную крышу, чтобы снять видео от туда. Даю отмашку, что готов снимать, несколько минут на краю, думаю для Тима они были вечностью, шаг и две секунды невесомости, сильный щелчок верёвок, Тим болтается на верёвках с воплями: «Я жииииив… аааааа…» Перехожу обратно, чтобы начать спуск Тима на землю, около места крепления верёвок стоит Рустам и спрашивает, почему я не положил протектор… Я в недоумении, как это не положил? И тут своими глазами вижу что верёвка лежит на голом, остром краю бетонного блока, недоумение в моей голове… Почему она тут, я не могу понять, как? Она должна выходить из грюхи и в метре от этого места, а не тут… Подхожу ближе и вижу, что это страховочный ус, а основная верёвка напрочь перекушена спусковым устройством, Тимохина жизнь висела на запасном варианте… Вот что за щелчок слышал я, верёвка прочностью 2500 кг на разрыв лопнула…

Тим называет меня параноиком безопасности, но на тот момент дублирующая система спасла ему жизнь!

29.05.09. Вечер

Весь багажник и задние сидения четвёрки забиты верёвками и другой снарягой. Выдвигаемся. Всего 30 км от города и вот ОНА – Труба, уходящая в дымку вечернего неба, проезжаем мимо, в глубь леса, чтобы разбить лагерь. Мы вернёмся к ней утром! Да, мы не смогли взять её две недели назад, дождь нарушил наши планы и нам пришлось отступить… Но в этот раз мы настроены на победу. Лагерь разбит. Пламя костра. Каша с комарами. Сон под их «сладкий» писк.

30.05.09. Утро.

Начинаем прорубать просеку из полугнилых деревьев и кустарника для прокладки верёвок. К вечеру, от конца трубы к земле, натянули базу из двух двухсотпятидесятиметровых верёвок, ещё около трёхсот метров верёвок поднято на трубу. К концу дня руки начинают болеть от напряжения за день. Ужин с комарами превратился в традицию. Крепкий сон, даже если бы комары умели гавкать, я бы не проснулся.

31.05.09. Утро.

Крепкий чай. И вновь мы идём к этой трубе. Четыре минуты и мы уже стоим на хлипком мостике из досок на высоте 55 метров. Собираем не хитрую конструкцию из роликов и карабинов, отмеряем верёвку для прыжка, поднимаем пару покрышек, которые будут исполнять роль дяди Вани в первом полёте. Всё готово для запуска и дядя Ваня смело сигает вниз, долгий полёт, натяжение верёвок и Ваня улетает вдаль от трубы. Первая попытка, и всё получилось. Ликование нас от достигнутого и желудков от предстоящего обеда.

Обед с богатыми протеином комарами. Чай. Четыре минуты, и Тим пристёгнут к верёвке. Мозг сопротивляясь запрещает сделать шаг и наливает ноги свинцом, руки сжимают перила с такой силой, что, кажется, металл начинает трещать в ладонях, сердце бьётся где то в горле… Но вечное любопытство ко всему неизведанному пересиливает страх и толкает в пропасть.

— «Ну что?! Поехали?!» — спокойно и уверенно прыгает вниз, пролетая десятки метров, дикое ликование, крик летят из глубины души падающего человека, подхват веревок переполняет радостью, кровь тяжелым напором бьёт в голову и пульс ощущается по всему телу… Сложно описать весь этот ураган эмоций, который испытывает человек в свободном полёте. Это великолепное чувство, и оно стоит тех мучений и сил, которые были потрачены, ради нескольких секунд свободного полёта.

31.05.09. Нашей командой были совершены прыжки с трубы завода по переработке нефтепродуктов.

Высота трубы – 60 метров. Прыжки совершались с высоты — 55 метров. Свободное падение составило – 35-40 метров.

Алексей Хорев